Слово

Слово

А утром я просто попросил Мир: «Скажите мне СЛОВО». Что тут началось!
Была суббота, и первый кто откликнулся — был заморский проповедник. Но на следующую субботу был другой. И каждое утро, каждой субботы они кричали мне с телеэкрана: «Я знаю это слово. Оно во мне. Это слово БОГ». Но когда проповедник чуть запинался, мне слышалось, не бог нет, мне слышалось золото.

Приходили люди в одежде одинакового покроя, но разных цветов, с блестящими украшениями на плечах, они говорили: «Мы знаем это слово. Честность. Мужество. Отвага. Героизм. Вот это слово. Выбирай». Но в их глазах читалось. Хитрость. Изворотливость. Трофеи. Безразличие.

Были люди и без украшений на плечах. В одинаковых костюмах, с одинаково выделяющимися вещами подмышками. Это, хотя бы не врали. «Чего ты хочешь услышать? Деньги. Вот это слово!»

Видел я и политиков. Их речи известны каждому. «Народ! Правда! Порядок! Правосудие!», кричали они. И всегда пропадали на одинаковый срок. Видно было, что ни чего кроме — «Власть!» они не могли придумать.
Встречался я и с женщинами. Все публичные, и многие те, что себя таковыми не считают — то же пытались сказать мне: «Любовь. Верность. Семья.» но при этом я видел другое. Обман. Измена. Пустота. Усталость.

Я старел. «Бог. Любовь. Мужество. Отвага. Народ! Правда! Верность. Порядок! Бог. Героизм! Порядок! Правосудие! Верность. Деньги. Семья. Честность. Порядок! Бог. Деньги! Правосудие! Отвага. Любовь. Героизм. Бог. Мужество. Отвага. Верность. Народ! Правда! Порядок! Бог. Героизм.

Порядок! Правосудие! Любовь. Семья. Деньги. Честность. Порядок! Бог. Деньги. Правосудие! Семья. Отвага. Героизм.»

Слова оглушали. Со временем я стал хуже слышать. Нет не хуже — страннее. «Золото. Трофеи. Пустота. Деньги. Власть. Изворотливость. Пустота. Обман. Власть. Деньги. Безразличие. Золото. Обман. Власть.» Вот, что стал, со временем, слышать я все чаще и чаще.

И вот как-то, сидя в парке, на своей стариковской скамье, я понял, что мне пора собираться. Но я так и не услышал СЛОВО. Жаль, очень жаль. Пробегавшая мимо маленькая девочка, лет пяти, не больше, вдруг остановилась подле меня и, удивленно глядя мне в лицо, спросила, чуть наклонив голову: «Дедушка, почему Вы плачете?» Слезы? Ах да. Слезы. Платок долго не хотел находиться. Затем я еще дольше вытирал свои слезы. А, убрав платок, я увидел, нет скорее почувствовал, что она все еще стоит и, склонив голову на бок, с интересом смотрит на меня. «Дедушка, почему Вы плакали?» Дети всегда очень любопытны. Предложив ей присесть рядом, я начал свой рассказ:

«Видишь ли, когда-то я был очень молод. Мне казалось, что я потерял себя, и по этому долго пытался найти. Но спустя некоторое время понял, что это не возможно. А утром я просто попросил Мир: «Скажите мне СЛОВО».
Была суббота, и первый кто откликнулся — был заморский проповедник. Но на следующую субботу был другой. И каждое утро, каждой субботы они кричали мне с телеэкрана: «Я знаю это слово. Оно во мне. Это слово БОГ.» Но когда проповедник чуть запинался, мне слышалось, не бог нет, мне слышалось золото.

Приходили люди в одежде одинакового покроя, но разных цветов, с блестящими украшениями на плечах, они говорили: «Мы знаем это слово. Честность. Мужество. Отвага. Героизм. Вот это слово. Выбирай.» Но в их глазах читалось. Хитрость. Изворотливость. Трофеи. Безразличие.
Были люди и без украшений на плечах. В одинаковых костюмах, с одинаково выделяющимися вещами подмышками. Это, хотя бы не врали. «Чего ты хочешь услышать? Деньги. Вот это слово!»

Видел я и политиков. Их речи известны каждому. «Народ! Правда! Порядок! Правосудие!», кричали они. И всегда пропадали на одинаковый срок. Видно было, что ни чего кроме — «Власть!» они не могли придумать.
Я старел. «Бог. Любовь. Мужество. Отвага. Народ! Правда! Верность. Порядок! Бог. Героизм! Порядок! Правосудие! Верность. Деньги. Семья. Честность. Порядок! Бог. Деньги! Правосудие! Отвага. Любовь. Героизм. Бог. Мужество. Отвага. Верность. Народ! Правда! Порядок! Бог. Героизм.

Порядок! Правосудие! любовь. Семья. Деньги. Честность. Порядок! Бог. Деньги. Правосудие! Семья. Отвага. Героизм.» Слова оглушали. Со временем я стал хуже слышать. Нет не хуже — страннее. «Золото. Трофеи. Пустота. Деньги. Власть. Изворотливость. Пустота. Обман. Власть. Деньги. Безразличие. Золото. Обман. Власть.» Вот, что стал, со временем, слышать я все чаще и чаще.

Понимаешь, так ни кто и не сказал мне «СЛОВО». Вот почему я плачу.»
Вряд ли она много поняла. Но, встав, чуть наклонив голову на бок, она улыбнулась, и тихо сказав: «СЛОВО», ушла.

Поваров Дмитрий (meg@nm.ru)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь