Как это было: Мещеряков Михаил #kolomnareplay

28.11.2006

…Михаила потянуло к стихам, когда он учился в 6 классе Коломенской школы N4. Но первое увлечение прошло довольно быстро. В выборе же профессии сказался, по-видимому, пример отца. Мещеряков-младший решил стать врачом и поступил в Рязанский мединститут. Посещал литобъединение при газете «Рязанский комсомолец», здесь, в областной газете впервые увидели свет его стихи.

На свете нет случайностей.

Предисловие к сборнику «Пустынное бесшумье»:

…Михаила потянуло к стихам, когда он учился в 6 классе Коломенской школы N4. Но первое увлечение прошло довольно быстро. В выборе же профессии сказался, по-видимому, пример отца. Мещеряков-младший решил стать врачом и поступил в Рязанский мединститут. Посещал литобъединение при газете «Рязанский комсомолец», здесь, в областной газете впервые увидели свет его стихи.

Новый прилив поэтического творчества оказался связан отчасти с коломенским клубом друзей. С ними Михаил исполняет под гитару свои песни… В сборнике «Пустынное бесшумье» представлены стихи разных лет. При всем многообразии лирики Мещерякова в ней можно выделить сквозные лейтмотивы. Они звучат уже в стихах 80-х начала 90-х годов.

Это- ощущение драматизма, быстротечности бытия, рождение человека и поэта, его особая пророческая миссия, сила и слабость, душевная чистота и греховность, таинство любви, ностальгия по старому дому и навсегда отлетевшему прошлому, умиротворяющая красота природы, родной коломенской земли. Обратим внимание на стихотворение «Легкость нужна» (93г.).

Поэт выразил в нем ощущение того, в чем особенно нуждался, без чего представлялось невозможным творческое движение вперед: «Как тяжело достается легкость! / Камнем со дна. / Но не нужны мне / Ни сила, ни ловкость — / Легкость нужна». Легкость эта добывалась Михаилом Мещеряковым на путях как осмысления реальной жизни, так и углубления в тайны искусства. Но вряд ли поставленная цель смогла бы осуществиться, если бы поэт не выстраивал свою жизнь по принципу: «я как живу, так и пишу- свободно и свободно» (А.С.Грибоедов. Из письма П.А.Катенину).

Михаил любит путешествовать. Черное море, крымские и, в частности, коктебельские впечатления, органически вошли в его стихи («Медиум», «Ихтиандр», «На горе Волошина», «утро в Коктебеле», «Грин» и др.). Но тянет его и на Север. Здесь своя романтика: лодка, одолевающая порожистые реки, палатка, ночные костры. Автор «Пустынного бесшумья» любит пройтись на лыжах по коломенскому лесу. Зимой и летом он чувствует себя уверенно за рулем своей потрепанной машины.

Все свободное от служебной работы врача время Мещеряков отдает живому общению с различными видами искусства. Постоянный посетитель вернисажей художников Москвы и Коломны, он в то же время внимательно следит за всем, что происходит в музыкальном мире, прекрасно ориентируется в достижениях кинематографа ХХв.- от Бергмана до Феллини, от Тарковского до Параджанова.

Писать о том, как близка Мещерякову поэзия серебряного века,- значит ломиться в открытую дверь. Его кумиры в поэзии- Борис Пастернак, Иосиф Бродский, Арсений Тарковский.

Богатые впечатления, идущие от самой жизни и познания различных видов искусства, обогащая мир Мещерякова, отнюдь не подавляют его; поэт сохраняет свое творческое лицо, свою неповторимую интонацию. В двух циклах сборника «Вернуть долги» и «К истокам» возникают вопросы человеческого бытия и творчества, обретающие лирикофилософское звучание:

«На свете нет случайных совпадений,
На свете все предопределено
Весь мир дождя, вся блажь стихотворений,
Все объясненье находить должно…
Весь мир моих видений и прозрений Есть мир реальный.
Вот и весь итог.
На свете нет случайных совпадений.
Мы — не случайны. И храни нас Бог».

В стихах Мещерякова читатель откроет и удивительное богатство красок, цветов, оттенков («Цвета неба», «Весенние акварели», «Фиолетовый город» и др.), и звуковое многообразие от колокольного звона до падающих на лед ключей, наконец, множество предметных деталей, схваченных зорким глазом поэта в самых прихотливых сочетаниях и ракурсах, порой подобных «монтажу»:

«Вдоль улицы цветных палаток ряд
Для алкашей они навроде Мекки.
А ты идешь, и листья ноября
Нанизываются на каблук, как чеки».

Автор сборника постоянно возвращается к проблемам драматизма личного, общественного вселенского бытия. Но настроение это нередко окрашивается неожиданно иронической интонацией, перебивается озорной шуткой.
Стихи 1997-1998 годов свидетельствуют о росте мастерства. Поэт свободно владеет словом в его смысловой многозначности и звуковой фактуре.

Стихотворная речь подвластна поэту во всех своих компонентах (ритмико-интонационный строй, строфика, рифма). Михаил Мещеряков, пожалуй, один из наиболее литературных поэтов Коломны. Замечу, что эта причастность к русской и мировой культуре — визитная карточка поэта сегодняшнего дня. При этом Мещерякову не грозит, как уже было отмечено, вторичность или эклектизм, ибо он обладает, на мой взгляд, собственным голосом и стилем, способностью выразить на незаемном языке образов мелодию своей души, неповторимый мир собственной личности и судьбы.

Представляется уместным высказать и некоторые замечания. Стремясь к воплощению прекрасного, поэт подчас впадает в искусственную красивость. Вот лишь несколько иллюстраций:

«Пройтись по листьям, как по клавишам»;
«И для старого доброго виски
Есть в душе одиночества лед»;
«И шампанское снежинок прямо в шапки разливать…»

Конечно, смелые переносы (enjambement), неожиданные рифмы, сближение далековатых по смыслу понятий, лексем, широкое включение в тексты редких слов (традиция, идущая от А.Белого) и много другое свидетельствует, что автор «Пустынного бесшумья» — стихотворец нынешнего века и дня. Однако порой он, на наш взгляд, увлекается.

В таких рифмопарах, как «говорим мы- маримба», «покорны- поп-корны», «Куда вы? — субконтроктавы» и т.п. читателю без толкового словаря (да и то особого) не разобраться.

А как оценить звукосочетание, в котором рифмующееся слово рассекается на части и его окончание переносится в следующий стих: «Шлифовать — прикасать//ся к нему» (камню — К.П.).

Сознаю, что на фоне постмодернистской поэзии, не знающей пределов дерзкому экспериментаторству, суждения эти могут выглядеть архаичными…

«Только перешагнув через себя, выпущу новую книгу»,- говаривал когда-то Маяковский. Уверен, что впереди у Мещерякова еще не одна книга стихов. Хочется верить, что он всегда будет представлять в них обновленным. Залог тому- духовная жажда, томящая поэта, неуемный интерес ко всему, что происходит в жизни и искусстве.

Попутного ветра и счастливого Вам плавания, Михаил Мещеряков.

К. Петросов, доктор филологических наук.

28.11.2006

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь