Из трудовой жизни “зэка”

2008.
"Помоги, - к стоящему возле банкомата молодому человеку подошел гражданин в годах и протянул банковскую карту. - Я десять лет на Севере отсидел, теперь на работу устроился, первую зарплату получить надо, а мне выдали вот карточку. А я денег ваших не видел, как с этой штукой, - показал на банкомат, - обращаться, вообще не знаю..."

Такой эпизод довелось увидеть на улицах Коломны. И, надо заметить, бывшему "зэку" еще повезло: нашел работу, да и парень не отказался помочь. Куда как чаще бывает иначе: на работу освободившихся из колонии не берут, общество смотрит на них как на изгоев. Опаску людей понять можно. Но и людям понять нужно: чем больше шансов у человека вернуться к нормальной жизни, тем меньше шансов, что он вспомнит прежние "занятия".

Из убийц получаются бригадиры "Наш центр, - рассказывает подполковник А.Б. Лазаренко, главный инженер центра трудовой адаптации федерального государственного учреждения "Исправительная колония N 6" управления федеральной службы исполнения наказаний по Московской области, - как раз и создан, чтобы адаптировать осужденного к нормальной жизни на свободе. Чтобы он не прожил там три месяца изгоем - и опять за решетку".
ИК-6, колония общего режима для мужчин (единственная в Подмосковье), располагается в Коломне, в микрорайоне Колычево.
20% содержащихся здесь - молодежь до 20 лет, 29% - до 25 лет, 14% - до 30 лет...
Многих посадили, когда им не было и 18 лет. И если бы они совершили те же преступления, будучи совершеннолетними, у них были бы другие сроки и другие режимы - более жесткие:

- Самое страшное, - продолжает А.Б. Лазаренко, - что люди идут в криминал, умея только воровать, убивать и насиловать. Поэтому наша задача - приучить к труду, усидчивости. Тех, кто не был в армии, - к распорядку дня, дисциплине. Колония сотрудничает с одним из региональных центров занятости. Два раза в месяц его представители приезжают сюда с лекциями. За 2-3 месяца до освобождения помогают осужденным подыскать место работы. Эта программа начала действовать недавно, но уже многих заинтересовала.

- Насколько все это реально?
- Рецидив большой. Люди выходят на волю, ничего не умея. К нам приходят люди и с тремя классами образования, был как-то и с одним - он даже не мог расписаться (сел за то, что пырнул брата отверткой во время пьяной разборки). Мы ему буквари приносили: В рыночном обществе им адаптироваться тяжело. А наш центр работает только второй год, да и сейчас специальность люди не получают. Чтобы попытаться выдернуть молодых из преступной среды, нам надо, чтобы они общались с гражданским населением, с учителями, которые к ним приходят, с преподавателями в профучилище, которое мы собираемся открыть в этом году, чтобы они работали. У нас сейчас 278 человек в 11-ти бригадах работают: в столярной мастерской, слесарной, в банно-прачечном комбинате, в пекарне, в столовой, в подсобном хозяйстве (свиней разводят), грузчики, кладовщики и так далее.

- Преступление, которое совершил осужденный, тяжесть его как-то влияет на отбор в рабочие бригады?
- Нет. Только желание человека. Раньше у нас, например, убийцы были хорошими бригадирами. Может, потому что статья тяжелая - авторитет больше. Часть трудовых бригад колонии работает на ее внутренние нужды. Например, столярная и слесарная мастерские. Оконные рамы, двери, рамки: всем этим в "столярке" занимаются всего четыре человека. Журналистов встречают с любопытством, говорят охотно.

20-летний Максим Крюков осужден за разбой и убийство:

- В этой колонии я уже почти три года, а так, с "малолетки" еще, сижу в общей сложности 5 с половиной лет. Работать сюда пошел сразу, как приехал.
- Зачем? - Понравилось. Здесь многому научился. Был здесь дед, который меня учил. На воле-то я не доучился даже в школе.
- Интересно работать?
- Очень!
- Деньги какую-то роль в этом играют?
- Да нет. Какие здесь деньги? Здесь тюрьма: Нет, за интерес работаю. По работе общаемся. Есть люди, которые проработали много лет в этом деле, они учат. Мне интересно, я все схватываю.
- На волю выйдете, чем займетесь?
- Постараюсь найти работу по столярной специальности.

Еще в колонии есть небольшой цех - 6-7 человек - занимается ремонтом автомобилей. Ремонтируют кузова, красят. Сюда, в отличие от "столярки", идут уже квалифицированные рабочие из осужденных, с 4 и 5 разрядами, бывает. Правда, производительность труда здесь ниже, чем в автосервисах - в среднем, одну машину за неделю делают, да и не дешево, как на поточном производстве, получается. Так что пока услугами автомастерской пользуются, в основном, сотрудники колонии.
Изделия осужденных - на выставке в Москве Совсем другого рода производство - цех по изготовлению колодок для ортопедической и модельной обуви. Организовала его московская фабрика ортопедической обуви, одна из немногих в стране (в центральном регионе их вообще единицы). В ИК-6 цех работает четвертый год. Мастером в нем - В.А. Усердный. 31 год проработал он в органах, ушел на пенсию - и снова вернулся.

- Методом тыка учился, - рассказывает Виктор Алексеевич. - Сначала было непросто, теперь кажется уже легко.
Наша линия по производству колодок - единственная в России, закуплена в Италии, стоимость оборудования 53 млн. рублей. Делаем колодки для ортопедической обуви по специальным заказам и для модельной - и детской, и женской, и мужской. Заказы к нам идут из Якутии, Красноярска, Новосибирска, Читы, недавно для фабрики им. Парижской коммуны работали. Например, вы имеете обувной цех. Спросом в вашем регионе пользуется определенная модель. Вы приходите на московскую фабрику, и там модельеры разрабатывают нужную вам модель. Нам присылают параметры этой колодки - мы начинаем делать. Недавно в Москве прошла выставка легкой промышленности. Наш цех тоже выставлял там свою продукцию.

- Вы уже подготовленных рабочих берете или сами обучаете?
- Обучаем сами. Когда рабочему 2-3 месяца до освобождения остается, руководство колонии присылает нам нового желающего, на обучение. Мы с ним беседуем, подходит ли нам: станки у нас электронные, так, может, кто-то знаком был с электроникой. Вообще предпочитаем, чтобы трудовые навыки у человека уже были. Сейчас у нас - в 11-й бригаде - 22 человека работает.
- Охотно?
- А как же! Наша бригада считается элитной, к нам очередь стоит.
- Большие деньги получают?
- Небольшие. Фабрика перечисляет ежемесячно около 4 тыс. рублей. Часть из них идет на содержание осужденных, налоги, выплату исков, ну а 25% остается на их лицевых счетах.
- От выработки зарплата зависит?
- Нет, у нас 8-часовой рабочий день.
- А если они это время просто ходят кругами?
- Такого не бывает. Знаете, не каждый человек может выдержать сидение и ничегонеделанье. А у нас оборудование интересное. Быстрее проходит время. Да и фабрика не скупится - к Новому году хорошие подарки подготовила: чай, конфеты, печенье, сигареты. Это тоже стимул - ведь не у каждого богатые родители передачи присылают. Ежеквартально, ежемесячно подводим итоги - сами поощряем тех, кто лучше работает.
- И работают прямо от начала до конца отсидки?
- Если кто начинает халтурить, его от нас убирают. Но это единицы. Добровольно же на моей памяти ушло всего три человека.

Еще одно производство на территории ИК - цех по выпуску колбасной упаковки. Озерский завод привозит сырье, осужденные делают из него упаковку, которую уже отправляют на мясокомбинат. Это самое стерильное производство: все санитарно-гигиенические нормы соблюдены, стены и полы в кафеле, заключенные ежемесячно проходят медкомиссию. Сюда тоже не так просто попасть. И еще один цех в колонии до последнего времени работал "на волю" - от московской организации "Свет-98". Оттуда в ИК привозили запчасти, из которых здесь собирали изоляторы для электропатронов. Работа ручная, квалификации не требовала, поэтому производство самое массовое - около 100 человек было занято.  Но: осужденные не выдержали конкуренции с китайцами - не по качеству, по цене. Теперь в помещениях этого цеха к марту планируется открыть швейные мастерские.

Труд, конечно, облагораживает человека. Однако человеку хочется заняться и чем-то помимо труда. Поэтому в колонии работают клуб, библиотека, даже собственная церковь.
К нашему приходу помещение, выделенное под храм, переживало полосу ремонта. Выполняли его сами осужденные. С одним из них, Андреем Горбуновым, мы побеседовали.

"Я здесь как бы завхоз, слежу за чистотой, порядком, - Андрей смотрит на нас серьезно и неулыбчиво. - Храм основали отец Сергий и отец Роман из Коломны в 2001 году. По вторникам с 5 до 7 у нас бывают учебные лекции. Раз в две недели службы. Община существует с того же года. В ней сейчас 15 человек. Мало. Но не у всех людей есть желание и возможности...
Некоторые крестились уже у нас, например, месяца 2-3 назад человек обратился к Богу, сейчас он ходит в храм, помогает. Работа над собой должна проводиться, прежде чем таинство совершится. Не каждый человек хочет исправиться, задуматься о своей жизни". В клубе колонии планируется создать музей ИК-6, сейчас же здесь проходят концерты (среди осужденных талантов хватает). Четыре "самостийных" художника работают - рисуют наглядную агитацию. В клубе же свои занятия проводят и баптисты, кстати, у них прихожан больше - около 30 человек. А вот в библиотеку ходит, как ни странно, почти вся колония. Александр Леонов - библиотекарь:
- Я здесь с 2003 года, по статье 111, п. 4 - избили одного мужика, а он умер. Срок - до 2010, а так, может, этой зимой домой пойду, условно-досрочно.
- Почему в библиотеку работать пошли?
- А я везде работаю: в больнице, в изоляторе, письма ношу.
- И что у вас больше читают?
- Читателей много, стульев, бывает, не хватает - журналы читать. Книжки с собой можно брать. В основном романы популярны - Акунин и криминальные.
- Стихи:
- Это если кто пишет домой, девушке там: Старички старые книжки любят, про войну. А так - в основном, фантастику. "Гарри Поттера" читают хорошо. Молодежи журнальчики нравятся. Где автомобили. Или девушки. - Есть и с девушками?!
- ТАКИХ нет! Но есть с обычными фотографиями девушек...

Для молодежи, что не окончили школу на воле, в ИК-6 есть и школа (к нашему визиту тоже находившаяся в стадии ремонта). Здесь изучается обычная школьная программа, осужденные имеют право получить аттестат (те, кто освобождается раньше окончания срока обучения - досрочно). Учителя приходят из школ города. За парты к ним садятся 180 учеников разных возрастов. Сотрудники колонии уверяют, что с их контингентом учителям даже легче справляться, чем с обычными школьниками. Потому, мол, что учиться осужденные идут только по собственному желанию. Есть в колонии человек пять, которым уже под 60 лет, - захотели выучить иностранный язык. Один учит французский самостоятельно - только зачеты учителям раз в три месяца сдает. Школьникам в серых робах так же ставят оценки в журнал, так же проверяют знания на зачетах, такие же викторины устраивают, как в "вольных" школах. Теперь вот даже компьютерный класс собираются оборудовать.
- Я учусь в 11 классе, - рассказывает Михаил. - В этой колонии провел год. До того в Зеленограде - за убийство. Там тоже учился. Доучиваться-то надо. Не всю же жизнь балбесом жить.
- Сколько осталось сидеть?
- Полтора года.
- И потом:
- Потом - учиться дальше. Рабочую специальность получать. Здесь я в школе работаю - на строительстве и дневальным. ПТУ не открылось пока, а так хорошо бы: Если откроют - пойду. Надо получить хоть что-то, с чем выйти на волю. На профессиональное училище многие осужденные возлагают большие надежды. Его обещали открыть в 2007 году, да не успели.
- Планируем закончить подготовку полностью в этом году, к сентябрю, рассказывает директор училища П.А. Зотов (в обычных ПТУ Петр Алексеевич проработал 10 лет, работа в исправительных учреждениях - в новинку).
- Рассчитываем открыть четыре специальности: электросварщики, электромонтажники, швеи и столяры. Сейчас классы уже готовы, готовим мастерские. Но пока штатное расписание позволяет открыть только две специальности. Принять сможем до 100-150 учеников - по 25-30 человек в группу. Возраст не ограничен. Можно и в 50 лет пойти учиться. В основном, конечно, молодежь сейчас рвется. Многие ведь не имеют вообще никакой специальности. А здесь все-таки надежда получить специальность, с ней выйти на волю, устроиться работать. Может, это пойдет им не пользу. Уже уходя из колонии, напоследок спрашиваем подполковника А.Б. Лазаренко, главного инженера центра трудовой адаптации ИК- 6:
- Производства приносят доход колонии?
- Не покрывают даже затраты на содержание осужденных. Но те, кто работает здесь, выплачивают понемножку иски своим потерпевшим.
- Откладывают на будущую вольную жизнь?
- Нет. Практически все съедают: чай, сигареты в магазине колонии - хочется сладенького.
- Только для этого работать идут?
- Не только. Сменить обстановку идут. Чтобы просто работать. Часто - чтобы получить хорошую характеристику для условно-досрочного освобождения. В прошлом году УДО заработали около 170 человек. Год от года досрочно освобождаемых становится больше. И не последнюю роль в этом играет трудовая адаптация.
- Фирмы с вами охотно сотрудничают? Предложения о создании в колонии новых филиалов производства есть?
- В общем, охотно. У нас мало возможностей - с осужденными надо работать, а кадров не хватает. Еще раз повторю: наша главная цель - помочь осужденным адаптироваться к будущей нормальной жизни на воле, сделать все от нас зависящее, чтобы она действительно стала нормальной. Некоторые бизнесмены считают, что в заключении работают рабы, хотят получать на этом сверхприбыли. Таких мы отсекаем. Люди здесь работают. Не рабы.

Ольга КОРНЕЕВА

(с) Газета ПРО от 20.02.2008

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. храм не доступен хор разогнали больных в больнице не лечат крыша течет это все в ик-6

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here