Синицын Сергей: “Я играю джаз в стиле Кенни Джи”

Синицын Сергей: “Я играю джаз в стиле Кенни Джи”

Закройте глаза и представьте, что вы слепы, что с этого момента вокруг будет только непроглядная темнота. Сможете ли вы принять это, как должноее Сможете ли найти свое место в новом для вас мирее Наш герой смог. Сергей Синицын рос обыкновенным ребенком. Играл с друзьями, занимался спортом, учился в общеобразовательной школе. Когда ему исполнилось 15 лет, произошла трагедия. Взрыв газового баллона в корне изменил его судьбу. Самым страшным для Сергея стало то, что он остался абсолютно слепым.В первый момент, узнав о том, что ему навсегда уготовано оставаться в темноте, он подумал, что жизнь кончена.

Сергей рассказывает, что от самоубийства его уберегли врачи, которые всячески старались поддержать слепого пациента. И постепенно мысль о смерти ушла. С тем, что его слепота неизлечима, Сергей смирился. Убивала вынужденная бездеятельность и неосуществимое желание быть таким как все. Для таких детей как Сергей в России была только одна дорога — в специализированный интернат. Стать полноценным гражданином там вряд ли было возможно: помимо слепых и слабовидящих, в интернате обучались еще и умственно отсталые дети. Все предметы преподавались по облегченной методике, поверхностно. Так что, интернат дал Сергею лишь умение читать по методике Брайля и писать «вслепую». Многое пришлось осваивать самому. А это, подчас, нелегко дается и зрячему.

Вернувшись домой, Сергей столкнулся с полным непониманием со стороны родителей. Еще до травмы они отдавали его учиться в музыкальную школу, но шумному заводному ребенку музыка казалась скучной. Музыкальное образование Сергея закончилось, едва начавшись. А однажды, будучи уже слепым, он услышал саксофон, и загорелся желанием играть именно на этом инструменте.

Сергей объясняет свое пристрастие очень просто: «Его звук похож на человеческий голос, а мне так не хватало общения с людьми». Первый педагог, обучавший Сергея игре на саксофоне, А.М.Федоров отговаривал его: «Лучше оставь эту затею, музыка — это тяжелый неблагодарный труд». Но для Сергея все было решено окончательно. Он нашел старый инструмент и стал учиться играть. В 1990 году поступил в музыкальную школу в Сергиевском и закончил ее за год. Помимо саксофона за это же время он успел освоить фортепьяно, барабаны и гитару. Музыка стала основной частью его жизни.

Но начального музыкального образования ему было недостаточно. В глубине души Сергей лелеял мечту стать профессионалом и поэтому решил поступать в музыкальное училище. Преподаватели духового отделения были рады столь талантливому воспитаннику. Отказал директор, испугавшись, что парень станет обузой для педагогов. Вот тогда в душе молодого музыканта появилась злость на мир, на людей, которые не дают инвалидам реализовать себя. Но именно этот случай изменил дальнейшую судьбу Сергея. Он решил доказать всем, что чего-то стоит и отправился покорять Москву.

Тогда в столице на базе академии им. Гнесинных только открылся Государственный специализированный институт искусств Российского международного центра творческой реабилитации инвалидов. Особых проблем с поступлением не возникло. Обучение длилось целых 6-ть лет. Заниматься приходилось по 12 часов в день. Но тяжелее всего было приспособиться к жизни в городе, которого совсем не знаешь. Передвигаться по Москве с палочкой — задача не из легких. Помимо учебы на духовом отделении Сергей занимался общественной работой со студентами: организовывал концерты, творческие смотры.

Дополнительная нагрузка не была ему в тягость, он знал, что его работа приносит пользу. Активный по натуре, он ни как не мог смириться с пассивностью многих своих сокурсников: «Они все время ждали, что им кто-то поможет». Для Сергея же, которому даже семья не оказала поддержки, изначально было ясно, что рассчитывать он может только на себя. Именно в институте Сергей начал выступать на большой сцене. Концерты и фестивали проходили как в России, так и за рубежом. Лучшие студенты института побывали в Германии, Бельгии, даже в Японии. И нигде за границей Сергей, по собственному признанию, не чувствовал себя ущербным: «Они смотрели на меня как на нормального человека. Их удивляло другое: я занимался музыкой профессионально, а профессионалы инвалиды за рубежом — большая редкость. Обычно если инвалид начинает заниматься творчеством, то он делает это для души, я же работал для того, что бы выжить».
В 1998 году после окончания института Сергей вернулся в Коломну с дипломом по трем специальностям: концертный исполнитель, артист ансамбля и преподаватель по классу «Инструментальное искусство». И — оказался невостребованным.

Целый год он не притрагивался к инструменту: никто не интересовался молодым исполнителем, предложений выступить с концертом не поступало, Сергей совсем пал духом. «У меня было ощущение, что я рухнул в глубокую яму, лежу на дне и не могу выбраться».

Первый концерт в городе состоялся лишь в 1999 году на ночной дискотеке «Русь». Сергей говорит, что это было едва ли не самое сильное ощущение за последние несколько лет: он вновь стоял на сцене. Только ради того, чтобы почувствовать это вновь, хотелось выступать еще и еще. Да к тому же были нужны деньги. На пенсию по инвалидности прожить крайне сложно. И он принял решение: «Если люди не могут прийти ко мне — надо самому идти к людям».

За последние два года Сергей обошел практически все кафе и бары в Коломне. Теперь у талантливого музыканта появилось больше возможностей ближе общаться с публикой. Для него, обделенного человеческим вниманием, это было вдвойне важно. Здесь же он познакомился с музыкантами коломенской группы «Ретро», с которыми позднее довелось не раз играть. Именно в «Зимнем» произошла первая встреча Сергея с Алексеем Глызиным, который даже предложил слепому саксофонисту записать на своей студии инструментальный альбом. Но совместную работу пришлось отложить. Сергея неотступно преследовала мысль о том, что ни он сам, ни его музыка никому не нужны и не интересны.

Как профессионалу, Сергею приходилось играть разную музыку: классическую и современную. Особую любовь испытывает к джазу. Причем играет все от Гершвина до Колтрейна. Но для походов по барам и кафе пришлось осваивать другой репертуар: популярную саксофонную музыку. Несмотря на личные пристрастия, приходилось учитывать и вкусы публики. И ничего зазорного в подобных выступлениях он не видит: это всего лишь работа, способ добывания денег.

В Сергее не было ни малейшего намека на «рисовку», когда он сравнивал свою игру со стилем американского саксофониста Кенни Джи. «Мы оба играем спокойную красивую лирическую музыку». И эта, в хорошем смысле, самоуверенность поражает. Но Сергею действительно есть чем гордится. Не каждый, оказавшись в его положении, смог бы чего-то добиться.

Музыка практически стала смыслом жизни: и увлечением, и средством существования. Не будь материальных проблем, Сергей смог бы больше времени уделять творчеству. Ему очень хочется вновь сочинять музыку, записать альбом, создать собственную группу. А еще музыкант надеется, что когда-нибудь сможет заняться творческой реабилитацией молодых инвалидов, работой, начатой Сергеем еще в институте. Но в последнее время его все чаще посещает мысль, что без поддержки спонсора не справиться. Нужно, чтобы его, что называется «раскрутили».

А для этого необходим продюсер. В Коломне же помощников пока не нашлось. Обидно, что в других странах Сергея Синицына знают лучше, чем на Родине. А сограждане воспринимают его в первую очередь как инвалида, который может лишь создавать проблемы окружающим, а не как талантливого музыканта.

Но слепой музыкант уверен в том, что его время еще придет. И вовсе не потому, что отличается от других: свою слепоту он старается не афишировать (многие после концертов удивляются, что перед ними выступал слепой). Просто по его твердому убеждению, за саксофоном — будущее, в которое Сергей обязательно постарается войти.

P.S.: В конце беседы Сергей Синицын поделился своей сокровенной мечтой. Ему очень хочется стать соискателем Международной премии «Филантроп». Это позволит не только продемонстрировать свой талант, но и получить реальную поддержку со стороны соучредителей премии. Возможно, именно «Филантроп» принесет Сергею удачу. Но это пока лишь мечта. А для того, чтобы она стала реальностью, нужно совсем немного: записать небольшой видеофильм о жизни и творчестве музыканта. Будет очень жаль если его мечта так и останется мечтой.
ps Возможно
Ваш корр…
2005

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here