Новости Коломны   Станкостроительная гордость Коломны Фото (Коломна)   iz zhizni kolomnyi istoriya kolomnyi dostoprimechatelnosti turizm evergreen

В последнее время всё чаще можно слышать о том, что в стране необходимо как можно быстрее взяться за развитие станкостроительной отрасли. В 1990-е годы многие крупнейшие предприятия прекратили своё существование. В том числе и наш Коломенский завод тяжёлого станкостроения. А ведь он был гордостью страны.

В числе выпущенной продукции КЗТС был и станок КУ-299. Расшифровывается аббревиатура КУ как Коломенский уникальный. В ГОСТ он не вписывался по размерам. Это был двухстоечный сборно-разборный (как детский конструктор) станок с двумя планшайбами - внутренней и наружной диаметром 20 метров.

Японская фирма "Хитачи" изучила работу 16-метрового коломенского станка в Румынии и решила заказать для своих нужд такой же станок. Он был необходим японцам для выполнения американского заказа по строительству ГЭС на реке Парана в Южной Америке.Сделать турбины мог лишь только Ленинградский металлический завод на коломенских станках.

Изготовить необходимый станок могли в то время лишь два завода в мире: КЗТС и западногерманская фирма "Шисс". Наш был в три раза дешевле и при этом оказался самым дорогим станком в истории отечественных поставок за рубеж.

Выполнение заказа курировал заместитель министра внешней торговли СССР Ю.Л.Брежнев, сын Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева.

Габариты станка-гиганта были такие. Вес 1100 тонн. Диаметр обработки 20 метров. Вес деталей, обрабатываемых на станке, 960 тонн.

За этот станок СССР приобрёл 4 высокоточных зубообрабатывающих японских станка с инструментами. Их поставили для крупнейшего в мире Северного машиностроительного предприятия, где изготавливались подводные лодки.

На всю жизнь запомнился мне один из эпизодов работы над уникальным станком КУ-299. Это был 1970 год.

Рабочий день близился к концу, когда в технологическую лабораторию ЗТС стремительно вошёл главный технолог завода Вячеслав Павлович Глаголев. Он развернул лист бумаги, на котором был изображён эскиз обработки фи­гурного профиля на кольце-обечайке.

Главный объяснил, что утром на завод прибудут представители японской фирмы и при них нужно будет произвести обработку заготовки по размерам, изображённым на эскизе.

Задание получено, нужно выполнять.

Набираем необходимое количество сборных резцовых блоков с твёрдо спаянными пластинами разных сплавов, в том числе непревзойдённой до сих пор марки ВК 10 ХОМ, испытания которой мы у себя незадолго до этого завершили. Захватываем также инструменты для заточки и доводки.

Направление работ знакомо. Подобный резец приходилось мне проектировать при выполнении в 1966 году дипломного проекта в институте. Да и японский профиль мне был знаком. Я наблюдал за их работой на Ленинградском металлическом заводе, где обрабатывались на коломенских станках турбины для сибирских ГЭС.

Для сборки станка-гиганта в цехе крупногабаритных деталей  № 11 разобрали два пролёта.

Нас встретил начальник сборки станка (была введена даже такая должность) Борис Самуилович Шклярман. Это был талантливый инженер и организатор.

В заточном отделении бюро инструментального хозяйства цеха Николай Иванович Завражнов предоставил всё необходимое для работы.

За дело взялись два Николая Васильевича: Черенков - старший инженер-технолог лаборатории, имевший и высший 6 разряд токаря, и Филатов - токарь-универсал высочайшей квалификации.

Слесари-сборщики из бригады Алексея Михайловича Кислякова В.Г.Журилкин и В.И.Татанкин на малой планшайбе выставляют заготовку. Устанавливаем пудовую державку сборного резца, крепим подготовленный сменный блок. Просим слесарей установить необходимые обороты и подачу. Вьётся стружка...

Обработка закончена. Дежурная бригада контролёров во главе с Зинаидой Пархоменко подтверждает: всё в пределах допуска.

А время уже за полночь. Б.С.Шклярман звонит домой директору завода Б.М.Рамзи и докладывает о проделанной работе.

Нас  на дежурной машине развозят по домам.

На следующий день на завод прибыли японцы. Они остались очень довольны произведённой в их присутствии обработкой. Делали это те, кому позже пришлось отлаживать станок в Японии. Круг лиц, контактирующих с представителями капиталистической страны был очень ограничен. Да и присутствие японцев в Коломне было строго регламентировано.

За поставленный Японии станок наш завод получил большое количество письменных благодарностей. А завод­чанам, причастным к изготовлению станка, вручили денежные премии "за экспорт" и "за новую технику".

in-kolomna.ru