Лесной форум Гринпис России сообщает о том, что 16 августа 2010 года в Коломне (Московская область) состоялось правительственное совещание по ситуации с подмосковными лесными и торфяными пожарами, по их тушению и по обводнению торфяников. Ничего примечательного по теме лесных пожаров на совещании не приключилось, ну разве что глава правительства пожурил А.И. Савинова за такой контроль над ситуацией с пожарами, который «никого не устраивает».

Губернатор Московской области Громов рассказал, как он предполагает обводнять торфяники: путем подачи туда воды по постоянно действующим трубопроводам. С точки зрения восстановления нормального гидрорежима торфяников это примерно то же самое, что носить воду решетом — вода в торфяниках не удерживается из-за системы дренажных каналов, и единственный способ изменить ситуацию — это перекрыть систему дренажных каналов множеством небольших запруд. Но об этом речи на совещании не было.

Мэр Москвы Лужков предложил построить полутораметрового диаметра трубу, по которой подавать на торфяники зимой теплую воду с очистных сооружений Москвы, а также возобновить добычу торфа, потому как на работающих торфопредприятиях пожаров якобы не бывает (интересно, а что же тогда горело в 1972 году, когда на каждом из подмосковных торфяников было свое торфопредприятие, и торф еще добывался в очень больших объемах?).

В общем, уже практически на сто процентов ясно, что затея с обводнением торфяников кончится, как и восемь лет назад, ничем. Постоянным поливом осушенное болото не восстановишь, даже если поливать из полутораметровой трубы теплой сточной водой, а создание запруд на дренажных канавах, видимо, не интересно областной власти из-за простоты и дешевизны. Собственно, ничего иного и не ожидалось.

Лесной форум Гринпис России приводит официальную стенограмму совещания:

«В.В.Путин: Борис Всеволодович (обращаясь к Б.В.Громову), начнём? Пожалуйста.

Б.В.Громов: Уважаемый Владимир Владимирович, мы подготовили специальную карту Московской области, где показано количество торфяников на территории области.

В.В.Путин: Сколько их? Общая площадь?

Б.В.Громов: Всего — 250 разных участков: больших, средних, маленьких. Около 160 тысяч квадратных метров.

В.В.Путин: 160 тысяч квадратных метров?

Б.В.Громов: Да, квадратных метров. То есть, извините, гектаров конечно.

Мы спланировали работу по обводнению, а в некоторых случаях и по затоплению этих участков, имея в виду свой десятилетний опыт борьбы с этими торфяниками, и самое главное — то, какие из них приносят самые большие беды.

Вот здесь на карте помечены площади залежей торфа, где сейчас проводится обводнение. Это вот — где мы с Вами, на этом полигоне, и вот эти районы. Всего в пяти районах Московской области сейчас проводится подтопление. Вот этим цветом выделены площади залежей торфа, которые подлежат обводнению по нашему плану в этом, 2010 году. Взяты все те, которые представляют наибольшую угрозу для территории области, предприятий, населённых пунктов и так далее.

Ну и, наконец, площади залежей торфа, которые надо будет обводнить — имею в виду подготавливаемый план обводнения на два или три года, о котором я Вам докладывал.

Работа эта идёт. На сегодняшний день мы провели — вот они тоже указаны здесь, сделано на сегодняшний день, — девять трубопроводов, из них четыре стационарных, металлических и все остальные — рукавные. По плану должно быть 14 — мы планируем 14 — трубопроводов общей протяжённостью около 300 км на территории Московской области.

В.В.Путин: Они будут стационарно работать?

Б.В.Громов: Да. Мы планируем их проложить и до какого-то определённого времени не трогать, пока вообще не будет выполнена задача. Но для этого, естественно, надо… Вот мы во вторник собираемся, окончательно с Министерством обороны решаем всё по этой трубопроводной бригаде.

Кроме этого на сегодняшний день мы нашли людей, которые в своё время, ещё в Советском Союзе, занимались этими торфяниками, но тогда у них задача была осушить. Сегодня (и они понимают: это специалисты) задача ровно наоборот — обводнить, используя те заброшенные каналы…

В.В.Путин: С первой задачей они справились блестяще.

Б.В.Громов: Блестяще, да. Но не сомневаюсь, что и с этой тоже справятся.

В.В.Путин: Ну, дай Бог.

Б.В.Громов: Кроме того, к этой работе мы привлекаем… Мы уже определили, нашли: были ещё в Советском Союзе передвижные механизированные колоны (ПМК), которые, собственно, занимались этой работой. Одну мы нашли в Клинском районе, вторую нашли в Луховицком районе. Сегодня вечером мне доложат — таких, наверное, у нас 5 или 6 колон будет, которые непосредственно будут заниматься этими делами.

Помимо этого, для того, чтобы побыстрее проложить трубопровод, мы спланировали привлечение бригад специалистов Мособлгаза, которые занимаются прокладкой газовых коммуникаций — это, в принципе, как раз по их тематике.

У нас есть план с перечнем всех районов, начала, конца работы, сил и средств и так далее. В принципе небольшая часть, мы вот сюда это вывели — расчёт сил и средств. В этом году из общего количества торфяников, которые спланированы к обводнению, а их всего 72 участка — 63 тыс. гектаров, в этом, 2010 году мы планируем затопить 22 наиболее опасных участка — это 6653 гектаров. Доклад окончен.

Только один вопрос ещё можно поднять?

В.В.Путин: Да.

Б.В.Громов: Все эти земли, на которых расположены торфяники — это земли Гослесфонда. Как-то надо определиться: кто, собственно, хозяин? Найти хозяина, который бы этим вопросом занимался постоянно.

В.В.Путин: Справедливый вопрос, если иметь в виду, что они числятся за лесфондом? У них должен быть хозяин. Сейчас послушаем руководителя ведомства. Как работа осуществляется? Сколько всего сейчас людей задействовано в работе по тушению торфяников?

Б.В.Громов: На тушении пожаров всего задействовано около 13 тыс. человек. Из них около 10 тыс. человек — те, которые, как говорится, в бою, то есть тушат пожары и так далее. Остальные 3 тыс. человек — те, которые обслуживают.

В.В.Путин: И техники?

Б.В.Громов: Техники — около 3 тыс., 2800 — вот такое количество, это вместе с запасом. В том числе мы привлекли людей практически от всех районов, от всех предприятий. Каждый район поделен на участки. За каждым участком закреплено предприятие на период действия МЧС. В этом смысле работа настроена.

В.В.Путин: Понятно.

С.К.Шойгу: Московская область достаточно рано закупила ранцевые огнетушители. Те люди, которых привлекает Правительство, — из Шатурского района, ряда предприятий, — это в основном те, кто идет…

В.В.Путин: Я видел. Они работают здесь тоже.

С.К.Шойгу: Вторая часть — это, конечно же, большая работа по закладке трубопровода. Всё спланировано, по всем звеньям прошли группы специалистов, которые определили, где надо устанавливать гидрозаборы. Вся работа организована.

В.В.Путин: Алексей Иванович, как по Вашему ведомству работа организована?

А.И.Савинов: Владимир Владимирович, 29-30 июля — это дни, которые, конечно, принесли некую сумятицу. Был сильный огонь, он проходил по многим населенным пунктам. Поэтому была некая сумятица.

Но в течение трех-четырех дней мы практически локализовали эти пожары. На вчерашний день у нас было восемь пожаров. Сегодня, кроме тех, которые, как сказал Борис Всеволодович, находятся на затушивании, каждый день возникают новые пожары и огнём затронуто около 24 тыс. гектаров всей площади лесов Московской области. И надо сказать, что основная часть пожаров — это то, что связано с Мещерской низменностью. Всю остальную площадь Московской области мы держим. Там, где возникают пожары, мы их ликвидируем в тот же день. Проблема только там, где есть торфяники. Торфяные почвы, почвы, где произрастает лес, — там есть проблемы. Как только огонь попал на торфяники, он уходит вглубь и требуются еще люди, которых надо держать на дотушивании. И в этой части сосредоточена большая группировка сил: и Сергей Кужугетович, и Министерство обороны, и область, и наши лесники. Наши лесники, как правило, тушат лесные пожары, где активный огонь, — их здесь около 400 человек, в этой группировке, с техникой, которая есть у нас.

Мы можем сказать, что ситуация под контролем. Вот уже какой день движение огня за локализованные зоны практически не развивается, а если и развивается, то не в таких больших количествах. Поэтому мы полагаем, что ситуация нормализуется и она под контролем.

Владимир Владимирович, единственное, на что, хотелось бы, пользуясь случаем, обратить внимание, о чём говорит и Борис Всеволодович, — на этих торфяниках практически нет хозяина, особенно на тех, которые были пущены под разработку, на топливную заготовку: понятно, они — бесхозные. И, как видим, всё взаимосвязано, и пожары на торфяниках перекидываются на лесные, и лесные перекидываются на торфяные. Поэтому здесь есть некоторые сложности, и я бы коротко охарактеризовал, что ситуация в руках, и она управляема.

В.В.Путин: Алексей Иванович, проблема-то в том, что такой контроль никого не устраивает! Под каким она контролем, если миллионы людей в Москве задыхаются от дыма? Что вы контролируете-то, я не понимаю?!

А.И.Савинов: Владимир Владимирович, я…

В.В.Путин: Я понимаю, что может быть еще хуже. Хорошо, что хуже не допустили, но и эта ситуация неприемлема. Поэтому то, что сейчас делается, — это правильно: мы действуем в условиях чрезвычайной ситуации и подтопление этих торфяников — вынужденная мера. В этой связи, Юрий Петрович (обращаясь к Ю.П.Трутневу), Ваша оценка того, что делается с точки зрения нагрузки на природу, на экологию? Мы-то за каждым деревом следим, а теперь тысячи гектаров у нас горят, и вроде как ничего, да еще и миллионы людей задыхаются от дыма. Ясно, что мы должны действовать аккуратно, своими сегодняшними действиями постараться минимизировать ущерб природе. Но, повторяю, мы находимся в условиях чрезвычайной ситуации и, прежде всего, должны позаботиться о людях. И тем не менее вопрос к Вам по поводу того, как организована работа по обводнению — первое, и второе — всё, что связано с особо опасными объектами, с какими-то загрязнениями. Прокомментируйте, пожалуйста, проблему с этой стороны.

Ю.П.Трутнев: Прежде всего, необходимо сказать, что вся работа, которая связана с рубкой леса, проводится нами совместно с МЧС, и лес рубится в тех случаях, когда необходимо спасти еще больше леса. То есть, если бы эта работа сегодня не проводилась или проводилась более медлительно, леса погибло бы гораздо больше. Что касается экологических аспектов обводнения, то никаких угроз мы здесь не видим, поскольку вообще-то природа возвращается к первоначальному состоянию до осушения. Более того, у нас сегодня в энергетической стратегии предусмотрена добыча торфа. Мне кажется, что надо очень внимательно посмотреть, насколько это необходимо. У нас достаточно большие запасы и газа, и сейчас большая программа в области атомной энергетики.

Мне кажется, что возвращение целого ряда болот в исходное состояние принесло бы пользу природе, то есть восстановились бы те виды, которые там жили. Экологических угроз мы здесь не видим: с экологами мы тоже на эту тему консультировались. Далее обсуждаются вопросы, связанные…

В.В.Путин: То есть, по сути, ущерб был нанесен тогда, когда их осушали?

Ю.П.Трутнев: Так точно, Владимир Владимирович. Сейчас это возвращение в исходное состояние природы, восстановление баланса. И вопрос, связанный с пожарами в районе опасных объектов, в районе, в том числе, радиоактивных загрязнений или атомных объектов, — рисков здесь нет, повышение загрязнений не обнаружено ни на одном объекте, мониторинг 100-километровой зоны. Что касается возможности распространения радиации в связи с пожарами, такой тоже не существует: мониторим ситуацию постоянно.

В.В.Путин: Юрий Михайлович (обращаясь к Ю.М.Лужкову), мы с Вами сейчас говорили, я Вам благодарен за то решение, которое Вы приняли по двум субъектам Федерации, — помочь им. Но зона Вашей непосредственной ответственности как мэра — это прежде всего Москва и москвичи. Ситуация остается сложной — в этой связи считаете ли Вы возможным как-то поддержать Московскую область и помочь?

Ю.М.Лужков: Владимир Владимирович, буквально в первые дни мы в тесном взаимодействии с Министерством по чрезвычайным ситуациям выделили из московского потенциала около 600 видов техники и примерно 650 человек, которые в первую очередь и в большинстве своем направлены в Московскую область, а также в другие области, в том числе те, которые относятся к Поволжью. Это первое. И мы, по сути дела, здорово подоголили ситуацию в Москве, правда, оставили ее контролируемой. В Москве у нас уровень пожарной опасности не повысился, мы держим его в этом плане даже более спокойном, чем это происходит в обычное время.

Несколько предложений. Нужна вода. Воду нужно подавать в течение всего времени года, в том числе зимой. Я сейчас Борису Всеволодовичу передам наши предложения, которые мы разработали. Здесь полные планы с экономическими выкладками, техническими выкладками — воду, теплую воду, которую мы отправляем в Москву-реку после Люберецких полей фильтрации (эта вода чище, чем в Москве-реке), по трубопроводу в больших объёмах направить сюда. И в течение нескольких лет, независимо от зимних условий (потому что она имеет температуру плюс 18 градусов), её нужно непрерывно подавать, и не в малых количествах, а водовод сделать метр-полтора — серьёзная работа: она даст возможность этому региону довольно быстро решить вопросы обводнения.

Второе. Конечно, нужно снова позвать проектантов, которые в своё время делали мелиорацию, с тем чтобы, наоборот, поставить целый ряд барьеров на мелиоративных каналах, которые не дают возможности уходить естественным водам. Это очень и очень важный вопрос.

И третье, Владимир Владимирович, — это необходимость (и я согласен здесь с министром) возобновления работы торфяных предприятий на крупных залежах торфа. Дело в том, что, если предприятие работает, там нет пожаров, оно само решает вопросы. У нас есть примеры (и немало таких примеров), когда торфяное предприятие в этих условиях обеспечивает свою защиту, потому что если загорится, то люди останутся без работы. И в этом плане и сами рабочие, и все остальные занимаются вопросами пожаротушения. Но торф не является энергетическим компонентом, который может поспорить по выгодности с газом или нефтью. Поэтому одновременно с восстановлением работы крупных торфпредприятий нужно сформировать льготные условия, чтобы выровнять выгодность производства торфа и получения торфа с остальными видами топлива. И, Владимир Владимирович, мы получим сразу синергетический результат через три таких серьёзных решения. Но одно из самых важных решений — вот здесь, в этой папке (я её передал Борису Всеволодовичу), по подаче большого количества воды по трубопроводу. И вода имеет температуру плюс 18 и она может круглый год сюда поставляться, а по чистоте она даже чище, чем вода в Москве-реке.

В.В.Путин: Хорошо. Вы знаете, я посмотрел цифры, материалы — мы на нужды лесного дела ежегодно выделяем свыше 20 млрд рублей, на лесовосстановление — 2,5 млрд, на пожаротушение, предотвращение пожаров — еще почти 2,5 млрд, то есть 5 млрд. На нужды этого региона в прошлом году выделили 800 млн, в этом году — около 650-700 млн рублей. В целом деньги, если их рачительно использовать, — немаленькие. И повторяю еще раз: при рациональном расходовании этих средств они приносили бы нам всем, людям, нужный результат, а его, к сожалению, и нет.

Да, конечно, нас природа не балует — даже, наоборот, испытывает. Вчера, вы знаете, холодный фронт зашёл на северо-запад страны, который вызвал ураганы в Ленинградской, Псковской, Новгородской областях. Зашёл туда, ещё разворачивается, на север может уйти. Но это говорит только о том, что мы с вами должны солидарно работать, чувствовать локоть друг друга, чувствовать меру своей ответственности и действовать эффективнее и быстрее. На опережение надо работать, даже если природа преподносит такие сюрпризы, как сейчас.

Вот я смотрю, как вода течёт, смотрю и думаю, куда утекают народные денежки? Я подписал очередное постановление Правительства о выделении Московской области — я Вам уже об этом говорил — 300 млн рублей. Я просил Вас на прошлой встрече, Борис Всеволодович, — мы с Вами договаривались, — что вы подготовите как можно быстрее план более широкий, на два-три года вперед. И там нужно, конечно, финансовое обоснование, технологическое обоснование. Юрий Михайлович, я тоже Вас прошу подключиться, вместе с коллегами из Московской области солидарно поработать, помочь Московской области, с тем чтобы помочь самим себе, прежде всего москвичам, улучшить экологическую обстановку.

Прошу ваши службы продолжать мониторинг экологической ситуации по всем направлениям, чтобы у общественности было четкое, ясное представление о реалиях, с которыми мы сталкиваемся, чтобы здесь не было никакой излишней болтовни, но в то же время чтобы люди себе представляли объективную картину происходящих событий.

Про МЧС не говорю — мы в последние дни говорим об этом часто, — люди работают с большой отдачей. Надеюсь, что так и будет: как я говорил на предыдущей нашей встрече, придется поработать. Того же самого жду и от лесного хозяйства.

Мы с вами еще продолжим в ближайшие дни эту тему, поскольку проблема остается сложной и актуальной. Все. Спасибо.»

Лесной форум Гринпис России
WOOD.RU, 17/08/10 13:57

Обсудить на форуме

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here