Select Page

Месяц: Сентябрь 2005

Старуха и зеркало

Зеркало старое, странное. В глубине его таится легкий туман, придающий всему отражающемуся таинственный вид. Нет, зеркало не лжет. Просто не говорит всей правды. Неужели кожа когда-то была белой и гладкой? И морщины, откуда они появились? Хотя нет, две тонкие полоски под глазами были всегда. Они всегда были неизменными напоминаниями о слабости и строптивости зрения. Ты тогда смеялась над собой. Старалась смеяться над любой бедой. Ты и сейчас усмехаешься над своим старым, беспомощным телом. Бывает, не удается. Да и раньше, бывало, не удавалось. Помнится, впервые: детский сад. Все друзья и недруги разложили раскладушки и теперь спят. Ну, или делают вид, что спят. Тихо в комнате. Тихо на улице. Только на кухне гремят посудой. А на столе стоит тарелка, она полна гречневой кашей, и есть эту самую кашу выше твоих сил. Приказ есть дан, но он невыполним. И укладывая ложкой гречку в горку, чтобы ее казалось поменьше, впервые серьезно осознаешь, что мир далеко не идеален. А потом школа. За окном солнце и небо, такое синее, что нарисуй его на картине, вышло бы потрясающе неправдоподобно. И сердце рвется туда, но спину пригибает непосильный груз серых определений. Тогда только понимаешь - не все битвы будут выиграны. Старуха из тебя получилась- загляденье. С таких статных старух только полотна писать. Только вот художник, который мог бы это сделать, ушел. Ушел двадцать лет назад. Оставил только это странное зеркало. Забыл? Теперь ясно, что жизнь - песочные...

Далее

Дивный сад

Он ворвался в мою жизнь метеоритом: Работа моя на тот период являлась одним из важных звеном в бесконечной цепи взлётов и падений, радостей и переживаний под общим названием "жизнь". Почему-то грустного тогда было больше, и именно работа секретарём в крупной фирме являлась той спасительной "соломинкой" в бушующем океане жизни. Окружающим казалось, что я идеальный образец молодой преуспевающей особы, трудящейся не только на "благо отечества", но и на устойчивое поддержание своего финансового положения и места под солнцем. Да, жаловаться мне не приходилось. Приличный заработок, позволявший удовлетворять все мои маленькие и не только маленькие капризы, круг общения среди "акул" промышленного бизнеса и красивый, богатый бой-френд, готовый мир возложить к моим ногам. Но чего-то мне всё-таки не хватало: Постоянно чувствовался внутренний, душевный голод, временно утоляемый частыми вылазками в театры, музеи и на выставки. Но этого было мало. После каждого посещения очередной выставки мне хотелось петь или плакать, мне хотелось с кем-то поделится своими впечатлениями, но Игорь, мой благоверный, не хотел слушать "все мои бредни". Нет, он слушал, точнее, делал вид что слушает, а сам прокручивал в голове очередную сделку. По началу я с ним делилась, пыталась научить думать, видеть как я, но своими глазами, но, увы это у меня не получилось и устав говорить "в путсоту" я поняла что одинока. Я ушла в себя, стала больше времени посвящать своей профессиональной деятельности, прорываясь, словно спринтер вверх по служебной лестнице. Из девочки на побегушках...

Далее

Браслет

Посвящается Оксане Белоконь Вернувшись в воскресенье ночью, я рухнул в постель. Последней мыслью было: "Надо бы с утра прослушать автоответчик и посмотреть e-mail". И пришел сон. В пятницу в обед у меня на работе раздался телефонный звонок. Мои друзья, милая семейная пара, наконец, купили катер и звали отметить этот факт. Мы знакомы еще со студенческих лет. Сразу по окончании института она пошла, работать по профессии. Хотя скорее это призвание - педагог. Дети ее просто обожают, самые отъявленные школьные хулиганы, на ее уроках превращаются в мало сказать ценителей, просто в обожателей литературы. Самые, как считают другие учителя, безнадежные тупицы - пишут такие проникновенные работы, что просто диву даешься. Он же еще на выпускном курсе умудрился создать фирму по продаже косметики, из-за этого же едва не завалив свою дипломную работу. Уж не знаю, то ли та основательность с которой он подошел к делу или просто ситуация сложившаяся на рынке, а может расположение звезд на небе или линий на его ладони, но где то через полгода дела его пошли в гору. Через три месяца после выпускного вечера мы гуляли на их свадьбе. Сейчас - это учитель по призванию и весьма преуспевающий бизнесмен, управляющий сетью косметических магазинов. С тех пор как они купили себе дачу на берегу огромного водохранилища, он, ни разу даже не бывавший на море, при упоминании слов "отдых" или "дача", оживлялся и начинал говорить о том, что у него обязательно...

Далее

Слово

А утром я просто попросил Мир: "Скажите мне СЛОВО". Что тут началось! Была суббота, и первый кто откликнулся - был заморский проповедник. Но на следующую субботу был другой. И каждое утро, каждой субботы они кричали мне с телеэкрана: "Я знаю это слово. Оно во мне. Это слово БОГ". Но когда проповедник чуть запинался, мне слышалось, не бог нет, мне слышалось золото. Приходили люди в одежде одинакового покроя, но разных цветов, с блестящими украшениями на плечах, они говорили: "Мы знаем это слово. Честность. Мужество. Отвага. Героизм. Вот это слово. Выбирай". Но в их глазах читалось. Хитрость. Изворотливость. Трофеи. Безразличие. Были люди и без украшений на плечах. В одинаковых костюмах, с одинаково выделяющимися вещами подмышками. Это, хотя бы не врали. "Чего ты хочешь услышать? Деньги. Вот это слово!" Видел я и политиков. Их речи известны каждому. "Народ! Правда! Порядок! Правосудие!", кричали они. И всегда пропадали на одинаковый срок. Видно было, что ни чего кроме - "Власть!" они не могли придумать. Встречался я и с женщинами. Все публичные, и многие те, что себя таковыми не считают - то же пытались сказать мне: "Любовь. Верность. Семья." но при этом я видел другое. Обман. Измена. Пустота. Усталость. Я старел. "Бог. Любовь. Мужество. Отвага. Народ! Правда! Верность. Порядок! Бог. Героизм! Порядок! Правосудие! Верность. Деньги. Семья. Честность. Порядок! Бог. Деньги! Правосудие! Отвага. Любовь. Героизм. Бог. Мужество. Отвага. Верность. Народ! Правда! Порядок! Бог. Героизм. Порядок! Правосудие! Любовь....

Далее

Петросов – часть коломенской души

Константин Григорьевич Петросов родился в сентябре 1920 года в Ереване. Окончил филологический факультет Азербайджанского государственного университета. С 1954 года вел курсы истории русской литературы и теории литературы в Коломенском пединституте. С1974 года стал доктором филологических наук, профессором. Автор свыше восьмидесяти научных работ: статей, глав учебников, монографий, краеведческих работ. Умер 12 июня 2001 года. 11 июня 2002г. в Коломенском Государственном пединституте состоялся вечер памяти профессора Константина Григорьевича Петросова. Мероприятие сулит стать ежегодным, превратившись в Петросовские чтения. Год прошел с того момента, как умер Константин Григорьевич. Его друзья и коллеги не только из Коломны, но и из Москвы прибыли почтить память этого замечательного человека. Поездка на кладбище предварялась встречей в одной из филфаковских аудиторий, где некогда раздавался голос преподавателя, если не самого, то уж точно одного из самых любимых среди студентов. Короткое вступительное слово ректора института Б.Д.Корешкова - и профессор Петросов как будто снова вернулся к собравшимся. Живой и так привычно эмоциональный и ироничный, он разговаривал со своими слушателями с экрана телевизора, говорил о себе и о жизни, об искусстве и о Коломне, которая стала для него вторым и, быть может, главным домом. "Он был человеком кафедры. Кафедра была средоточием его жизни. Как любил говорить сам Константин Григорьевич, он три срока отбыл ее заведующим. Он начал традицию больших, тогда всесоюзных, а теперь всероссийских и даже международных конференций. Он был главным примирителем на кафедре. Потому что хотел, чтобы вокруг него было согласие...

Далее

Новые статьи

Ваши комментарии